×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 344
Четверг, 25 апреля 2019 07:29

"Jungle World"

НА ОДНОГО ИМАМА СТАЛО МЕНЬШЕ
Туркменская оппозиция готовит свержение Ниязова

Туркменские дети знают, что к чему. Занятия в любом школьном классе начинаются с присяги президенту. "Пусть меня проклянут, если я не буду молиться за моего президента Туркменбаши", - бормочут малыши, полные благоговения. Туркменбаши, собственно, - это лестный титул Супармурата Ниязова, который он присвоил сам себе, и означает: отец туркменов. Однако 62-летний диктатор, правящий страной со времени получения ею независимости, не только всемогущий отец, но, по его собственным представлениям, и спаситель.

В настоящее время стремление к самовозвышению для Ниязова - дело, которому он отдает предпочтение. Хотя большинство туркменских мусульман сунниты, президент склонен к такому прочтению Корана, которое отводит ему роль тринадцатого имама. По шиитской теологии возвращение двенадцатого имама, исчезнувшего в девятом столетии, обещает спасение от всех земных зол. Процесс дополняется созданием рухманы - туркменского духовного кодекса чести. В нем традиционная авторитарная структура туркменского общества толкуется в пользу непоколебимой верности президенту.

Бывший вице-президент Туркменистана Назар Соунов [правильнее - Союнов, поста вице-президента в Туркмении никогда не было, Суюнов некоторое время был вице-премьером - прим. ЦентрАзии], который с 1994 года находится в московской эмиграции, может лишь саркастически смеяться по поводу литературного творчества своего бывшего шефа. "Я его очень хорошо знаю, он не в состоянии написать два предложения, не сделав ошибки", - выдает он секрет корреспонденту "Jungle World". Соунов один из самых влиятельных людей из того круга лиц, которые на позапрошлой неделе собирались в Вене, чтобы обсудить одну тему: тему запланированного свержения патриарха. В общей сложности существуют восемь туркменских оппозиционных групп, активно действующие, прежде всего, из эмиграции, которые хотят в обозримом будущем лишить Ниязова трона. Им кажется, что наступил благоприятный момент. "Ниязов понимает, что он перешел пик своей власти", - считает бывший вице-премьер Соунов.

Оппозиционеры думают, что США станут помогать им в борьбе против ненавистного президента особенно после того, как тот проявил медлительность в поддержке альянса, направленного против терроризма. Во всяком случае, в отличие от своих не менее авторитарно правящих коллег в Узбекистане, Таджикистане и Киргизии, Ниязов не позволил разместить на своей суверенной территории американские войска. Теперь оппозиция надеется на объявленную США "борьбу против террора" как на катализатор для свержения Ниязова. "Туркменистан сегодня - центр исламского терроризма. Само правительство Ниязова поддерживало самые добрые отношения с талибами и в этом плане уступало только Пакистану", - говорит эмигрировавший из страны главный редактор выходившей раньше в Туркменистане, а сейчас издающейся в Таджикистане газеты "Charog Raz" Дудодьен Утвулоев [правильно - Дододжон Атовуллоев - прим. ЦентрАзии].

Длительное время Туркменстан считался перевалочной базой для афганского героина на пути в Европу. Утвулоев считает подтверждением своего тезиса арест двух туркменских граждан, подозреваемых в причастности к "Аль-Каиде" в Гуантанамо на Кубе. По информации, полученной "Jungle World" из Вашингтона, оппозиционеры, между тем, встречались также с представителями Государственного департамента, чтобы подыскать альтернативу Ниязову.

Правозащитные организации уже давно подвергают критике репрессивные методы президентского правления над пятью миллионами граждан. Но еще никогда ситуация с правами человека в Туркмении не вызывала столько вопросов, как сегодня, жалуются такие организации, как "amnesty international", так и "International Helsinki Fodation for Human Right", которые считают туркменский режим самым отвратительным в мире. "Причиной того, что эта встреча состоялась в Вене, очень проста: в Туркмении это было бы невозможно", - говорит Эрон Роудз (Aaron Rhodes) - директор Хельсинкской группы.

Организованной оппозиции не существует, тот, кто выступает против Ниязова, оказывается за решеткой. Все средства массовой информации находятся под прямым контролем президента, на преследования и придирки жалуются также представители национальных меньшинств страны. Особое внимание органы власти Туркмении уделяют тем туркменам, которые имеют контакты с зарубежьем. Представитель Московской правозащитной организации "Мемориал" Виталий Пономарев рассказывает, что оставшиемя там родственники туркмен, выехавших за границу, регулярно подвергаются пыткам с тем, чтобы в целях профилактики предотвратить акции против Ниязова, которые организуются в более демократических государствах. Ниязов, который опасается разлагающего влияния идей из-за рубежа, держит свою страну в изоляции.

Это становится особенно понятным, если говорить о тех правилах, которым должны следовать каждый туркмен или туркменка в случае заключения брака с иностранцем или иностранкой. Они должны внести взнос в размере 50 000 долларов США, что, практически, никому не под силу. Утвулоев, кроме того, сообщает, что все телефонные разговоры с заграницей прослушиваются туркменской спецслужбой.

При этом страна в связи с нынешней экономической ситуацией срочно нуждается в зарубежной помощи. После распада Советского Союза развалилась также и экономическая система страны. Экономика, ориентированная на поставки природного газа, нефти и хлопка в рамках Советского Союза, так и не оправилась от шока и спустя одиннадцать лет после распада СССР.

В период 1991-1998 годов валовой внутренний продукт уменьшился на 50 процентов, хотя Туркмения занимает четвертое место в мире по запасам природного газа. Запасы нефти Международный валютный фонд оценивает в размере 2,730 миллиардов тонн. Поэтому, как у Вашингтона, так и у Москвы громадный интерес к участию в эксплуатации богатых сырьевых ресурсов. Ниязов, разумеется, тоже, по этой причине он еще два года назад вел переговоры с режимом "Талибан", чтобы не допустить строительство трубопровода через территорию Афганистана.

Афганистан в планах оппозиции по свержению владыки и его окружения тоже играет особую роль. Оппозиционное движение должно заручиться поддержкой миллиона туркмен, проживающих на севере Афганистана, и вместе с тремя миллионами туркмен в Иране приступить, наконец, к свержению. При этом бывший заместитель премьера Назар Соунов верит и без того, что терпение туркмен, что касается Ниязова, на исходе: "99 процентов туркмен против Ниязова". Но альтернативы нынешнему Туркменбаши из-за изоляции страны они не знают.

Недавно, однако, Ниязову пришлось испытать неудачу на пути к обожествлению. Когда он хотел получить от религиозного лидера шиитского Ирана Аятоллы Али Хомейни (Ayatollah Ali Khamenei) [ошибка переводчика - надо Али Хаменеи, аятолла Хомейни - лидер Иранской революции, во-первых, другое лицо, во-вторых, давно умер - прим. ЦентрАзии] согласие на назначение тринадцатым имамом, тот эту идею решительно отверг.

"Jungle World"; Германия
3.07.2002


Другие материалы в этой категории: Экс-главе Карелии предложили срок за сувениры »

Оставить комментарий

Разное