×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 344
Среда, 09 октября 2019 12:20

Казахские спецслужбы замешаны в скандале на Мальте

>

Скандал на Мальте – местная полиция по наводке казахстанских спецслужб арестовала журналиста Александра Народецкого. Повод для ареста более чем странный – не пришел на разговор с инспектором. Сам журналист уверен, что причина ареста в другом – он пишет книгу о Казахстане.

За Александром Народецким охотились многие разведки мира — и украинская, и российская, и даже Интерпол. Все было в его длинной и богатой на события журналистской и оппозиционной деятельности. Но чтобы арестовали и отправили в тюрьму без повода в европейской стране? Такое с ним случилось впервые.

«У меня большой опыт неприятного общения со спецслужбами. Я все-таки был связан с радио «Свобода», где работал 30 лет штатным сотрудником. Но до ареста не доходило», — нотки возмущения явно проскальзывают в голосе нашего коллеги, когда он отвечает на наши вопросы.

- Александр, правда, что вы попали на Мальте в весьма неприятную историю?

- Да, это произошло в середине марта. В последние два года я живу на Мальте — мой американский паспорт позволяет мне жить там в любой европейской стране, где я хочу. А поскольку я пишу книгу о Казахстане, то часто встречался с бывшим зятем президента Казахстана Рахатом Алиевым. Я, конечно, был в курсе активности здесь казахских спецслужб и всяких акций, которые проводились ими против Рахата Алиева, но не думал, что это коснется и тех, с кем он общается.

- С чего началась история?

- Вокруг меня стали крутиться какие-то люди: то на улице, где я живу, то в других местах, где бывал, мелькали одни и те же лица. То ли следят, то ли присматриваются. Я, конечно, понимаю, что нахожусь в списке людей, к которым внимание со стороны спецслужб всегда было повышенное. Так было всегда в моей жизни, в разных странах, где жил. Это нормально.

Однако однажды подошли двое мужчин, которые попросили меня пройти в ближайшее отделение полиции и связаться со следователем по особо важным делам, который якобы хочет со мной встретиться и переговорить.

- Они были в полицейской форме?

- Нет, в гражданской одежде. Говорили на английском. Я прошел с ними в участок, а там они велели обратиться к дежурному офицеру, чтобы он связал меня с этим следователем, а сами исчезли. Кое-как нашли этого следователя по телефону. Он сказал, что хочет со мной лично переговорить на следующий день, а дежурному полицейскому сказал, чтобы тот поехал ко мне домой и проверил, где я живу.

Но на следующий день разговора со следователем не было, зато мне принесли бумажку, в которой было написано, что в связи с тем, что я по своему желанию пришел в полицейский участок, то меня этой бумажкой приглашают на разговор.

Я удивился и решил проконсультироваться с адвокатом. Тот мне сказал, что это не правильный документ, и что мне не обязательно приходить к следователю по этой бумаге. Я и не пошел. Адвокат сообщил следователю все обстоятельства дела, вроде бы все улеглось, как вдруг в воскресенье на той же неделе — стук в дверь. Полиция. Я открываю дверь, а они с порога квартиры сразу говорят: «Вы арестованы».

Я даже опешил! Меня много раз задерживали полицейские разных стран, но чтобы вот так сразу с порога говорить о том, что арестован... Такое случилось в первый раз. Протягивают бумажку — ордер на арест, которой официально выдал судья Мальты по поводу дела, связанного с Рахатом Алиевым.

Этот ордер давал право и на обыск. А у меня дома как раз были дети: одной девочке — 12 лет, другой — 18. Они, конечно, в ужасе — кругом полицейские, идет обыск, изымают какие-то вещи, тексты, связанные с Рахатом Алиевым, документы. В общем, что увидели, то и забрали.

«Пройдемте, — сказали мне, а на часах два часа дня, — вы должны проехать с нами». Я спрашиваю: «Надолго? Мне нужны лекарства, у меня диабет». «Да, соберите лекарства». Я собираю лекарства, детям говорю, чтобы сообщили адвокату. Приехали в настоящую тюрьму предварительного заключения, и я понял, что меня привезли не на допрос.

- Оформлять начали по полной программе?

- Да, снимают шнурки, забирают ремень, раздевают догола. Туда-сюда повернитесь, нагнитесь, в общем, все как надо. Я начинаю закипать. Потом меня отводят в камеру — она очень типичная, с парашей рядом с кроватью. Забрали у меня все, даже лекарства, а дали мне такой листочек бумаги — права заключенного.

Минут через тридцать приходят за мной, ведут на допрос, видимо, а идти не очень легко: шнурки забрали — туфли спадают, ремень отобрали — джинсы с меня падают. Но бодренько вхожу к этому следователю. Фамилия его Акулина.

- Он как-то объяснил ваш арест или сразу начал допрос?

- Он попытался начать — я не дал, заявив, чтобы объяснил для начала мой арест. Ну и в бой пошел: потребовал, чтобы отправили офицеров полиции в мой дом охранять детей, потому что они — одни, а КНБшников, особенно казахских, на Мальте очень много. Я сам видел некоторых из них, и знаю их выучку. Они далеко не пацифисты, и если с дочерями что-то случится, буду спрашивать с них. Ну и так далее — минут сорок они меня слушали.

- Но в итоге он объяснил, за что вас задержали?

- Он сказал, что меня приглашали, а я отказался прийти, поэтому меня и арестовали. Для того, чтобы допросить.

- Так бывает?

- Согласно закону, они имеют право на 48 часов меня арестовать до предъявления обвинения, а если предъявят обвинения — тогда дольше. Но я ответил, что законы должны применяться к людям, которые действительно нарушают закон. А со мной это не пройдет, тем более что я вообще не поданный Мальты.

- А чье у вас подданство?

- Я гражданин США, поэтому потребовал от них связаться с дежурным американского посольства. В общем, долго перепирались. В результате говорю: «Либо пытай, либо ничего не скажу».

Следователь убежал, а его помощник, который сидел рядом, восхитился моей выучкой, отметив, что мол, неудивительно, вы же театральную школу прошли. Но откуда они знают, что у меня есть театральное образование? Они не должны этого знать в принципе, если только им не прислали мое досье.

На Западе у меня только журналистское образование. Мое досье было точно в центральном КГБ СССР и в киевском. Ну и в казахском тоже есть, думаю, потому что по казахской теме я работаю уже много лет — много раз брал интервью у того же Рахата Алиева.

- Что было дальше?

- Вернулся следователь. Попытался узнать у меня о каких-то компаниях на Мальте, но что я мог ему рассказать, я ведь только журналист. Потом возникли вопросы с таблетками: мне их не отдавали, потому что им надо было получить что-то вроде разрешения, а они его никак не могли получить. А мне уже плохо — диабет есть диабет.

Это шоу длилось часов пять или шесть, и уже поздно вечером слышу, как помощник следователя говорит моей дочери по телефону: мол, не волнуйтесь, папа скоро приедет домой. Так и вышло — ночевал я дома.

- Сколько времени вы в итоге провели в тюрьме?

- Наверное, часов семь. Но четкого ответа для себя я так и не получил, что это было. Видимо, хотели против Рахата Алиева что-то накопать, чтобы начать юридические действия против него.

- Но почему они через вас пытаются что-то найти? Вы же журналист.

- Я много раз брал у него интервью. И они знают, что я пишу книгу о том, как развивается диктатура в Центральной Азии, как подпитываются эти диктатуры автократией всего СНГ. Как связаны автократические режимы в той же Украине и России с режимами в Центральной Азии. Ну и, естественно, я много знаю о Казахстане, отслеживаю события.

- Часть книги будет посвящена режиму в Казахстане?

- Диктатуре в Казахстане, и попытках этой диктатуры распространить свое влияние на весь мир. Мой арест, кстати, одно из свидетельств того, как это происходит.

- То есть вы считаете, что ваш арест не обошелся без «помощи» казахстанских спецслужб?

- Конечно, без них, как вы понимаете, ничего бы не произошло. Кому я нужен на Мальте? Мы находимся в этой стране легально, снимаем жилье, покупаем в супермаркетах еду... Но я интересен казахскому КГБ тем, что связан с Рахатом Алиевым, а для них он — одна из главных проблем.

- С тех пор, как вас отпустили, произошло что-нибудь еще?

- Местная полиция решила расследовать, кто меня проводил тогда в полицейский участок. Сам следователь пообещал, потому что он не приказывал этого и никого не просил, и кто были эти двое — он не знает. Мол, я вас искал, чтобы поговорить, но где вы живете — не знал.

- Получается, следователю помогли вас найти некие неизвестные, причем по собственной инициативе?

- Да, кто-то помог. Я прямо сказал следователю: «Ситуация страшнее, чем вы думаете. Вы не знаете, где я живу. Но это знают неизвестные вам и мне люди. Может быть, это казахские спецслужбы? Чего от них ждать? Может быть мне и моим детям грозит опасность? Давайте, что-нибудь делать».

И тогда следователь вынужден был начать расследование на основе моего заявления. Я даже попробовал со специалистами составить портреты тех людей, которые меня привели в полицейский участок. С одним у меня ничего не получилось, но другого описал более-менее верно, так что фоторобот у полицейских теперь есть. Мне, правда, еще обещали, что дадут посмотреть их фотоархивы, но пока тишина.

В целом же от общения с мальтийской полицией у меня осталось двоякое ощущение: получили они задание помочь казахстанской прокуратуре, но не очень-то этого хотят. Однако на них давят, потому что у кого-то наверху в этом есть какой-то интерес, и следователь должен всю эту мутотень разгребать. А разгрести ее невозможно. Что он узнает? Да ничего. Такое у меня осталось ощущение от всего того, в чем пришлось здесь участвовать.

...От редакции заметим, что случай с журналистом Народецким — далеко не первый в Европе, где с недавнего времени казахские спецслужбы чувствуют себя почти как у себя дома. Достаточно вспомнить историю в Италии, когда местные полицейские незаконно депортировали в Казахстан семью казахского диссидента Мухтара Аблязова, или недавний скандал в Испании, когда бывшего руководителя службы охраны того же Аблязова чуть было не отправили на военном самолете в Астану — тоже незаконно. Теперь Мальта, где взялись даже за представителей прессы, которые позволяют себе общаться с оппонентами режиму Назарбаева.

Справка «Республики»: Александр Народецкий прошел большой путь в независимой журналистике. Почти тридцать лет работал на Радио «Свобода»: был директором Украинской и Туркменской редакций, в том числе работал на Казахскую редакцию. В промежутке с 2006-го по 2008 год руководил украинским «5 каналом».

 


Другие материалы в этой категории: Экс-главе Карелии предложили срок за сувениры »

Оставить комментарий

Разное